Главная Авторы Проза Поэзия Память Поиск Вход
Кабинет

Иван Власов.

ДЕВСТВЕННИК, часть2

  …Прошло время, он успокоился, пустая (без событий) его жизнь приобрела монотонный характер…

 

  Единственной отрадой служили племянники, которых он боготворил и безмерно баловал, оттаивая душой с ними. Семейная же жизнь, для которой он собственно и был рожден на этой земле, пока не складывалась, так и оставаясь его нереализованной мечтой…

 

  …На первом этаже подъезда, где он жил на шестом этаже, сняла комнату молодая вполне привлекательная женщина. Соседи решили устроить его личную жизнь и свести (сосватать) с ней. Ей он внешне понравился, к тому же имел жилплощадь, что в обозримом будущем ей не грозило, и согласилась на сватовство. А ему, хоть и было почти безразлично, точнее он уже привык к одиночеству и не верил, что его жизнь еще может как-то измениться, тем не менее, все же решился еще на одну попытку…

 

  Состоялось первое знакомство, затем несколько предварительных встреч. И вот наступил решающий день – она пригласила его к себе, где должно было “все” случиться!..

 

  Он тщательно помылся, надел приличный костюм, галстук. Купил цветы, торт, шампанское (по подсказке соседей) и, испытывая неожиданно нарастающие волнение и тревогу, спустился на первый этаж…

 

  Она приготовила замечательный ужин с салатом оливье, грибами, горячим – хотела показать себя в наилучшем свете в качестве хозяйки их будущего дома. Выпили, расслабились… Он снял пиджак, галстук, захмелел от вина и близости привлекательной женщины. Говорили о книгах, театре, кино, в чем он немало знался. Она поразилась его осведомленностью и широтой интересов, а ведь был-то он всего лишь грузчиком!..

 

  Время шло к ночи, уже выпили чай с тортом, и сидели теперь не напротив, как вначале, а на диване рядышком, касаясь друг друга, испытывая усиливающееся притяжение, и… напряжение?..

 

  Что ж дальше?..

 

  Наитруднейшее для нерешительных, сомневающихся людей, настроенных на любовь, переступить эту незримую черту, когда следует отключить сознание, и включить подсознание – инстинкты, рефлексы, увы, вырожденные из-за долгого отказа от естественных отношений. Разморенная ужином и вином женщина давно была “готова”, но терпеливо ожидала, боясь произвести на него “неизгладимое” впечатление…

 

  Мужчина же не торопился, с одной стороны не очень-то зная, что и как следует делать, ведь он – тридцатилетний девственник, с другой – понимая, что следует все же что-то предпринимать, ну и более всего, разумеется (и не без оснований) боясь вероятной своей неспособности…

  Соблазнительница предложила потанцевать, поставила пластинку – танго. Абсолютно не умея танцевать, и делая это впервые, он все же встал, неловко обнял и нерешительно “повел” ее в танце, на самом деле неуверенно топчась на месте, дабы не отдавить ноги, безуспешно пытаясь попасть в такт музыке. Она все ближе придвигалась к нему. Ему это было удивительно приятно. Она терлась о него, тесно прижавшись, пуговицы на ее блузке “случайно” расстегнулись, открыв его глазам вожделенную ложбинку между распахнувшимися грудями, его руки она “незаметно” спустила с талии на свои бедра – ну же!..

  Что еще?..

 

  Увы, его плоть молчала, не понимая навязываемый стереотип соблазнения… Он умолял (мысленно), заставлял ее проснуться, откликнуться – напрасно!..

  Тут произошло нечто крайне неожиданное! С трудом оторвав от себя ее руки, он кинулся в ванную комнату, закрылся и принялся настраивать себя на любовь единственно известным ему способом. Через некоторое время это ему удалось, и быстро натянув брюки, забыв их полностью застегнуть, он поспешил вернуться в комнату, и продолжил танец, плотно прижав свою партнершу к себе, приведя ее в неописуемое изумление. Она, наконец, почувствовала его, ощутила таки давление, увы, быстро спадающей плоти, вздувшей трусы через растворенную ширинку, но оторопела от всего этого и уже не знала, как ей вести себя дальше…

 

  Откуда ей было знать, что обнимающий ее синеглазый красавец с побеленными сединой висками, столь странным образом ведущий себя с ней – закоренелый девственник…

 

  Ей хватило сообразительности не оттолкнуть его тотчас же, но испугалась она изрядно…

 

  Теперь уж она не торопила события, он же, как в недавнем несколько раз просмотренном (специально для этого дня) фильме, стал раздевать ее, целуя и поглаживая, не понимая, зачем это делает, и что будет делать затем…

 

  Слегка побаиваясь своего необычного любовника, она все же уложила его в постель, успокаивая, призвав на помощь весь свой наличествующий опыт, увы, совершенно недостаточный в данном случае, и направила его действия (по ее понятиям) в нужное русло, лаская откровенно и смело…

 

  Он же, исчерпав весь свой приобретенный по фильмам опыт, лежал испуганный и потерянный…

 

  …Они бесполезно провели долгую бессонную ночь, напрасно мучая друг друга, так и не сумев разобраться со всем этим, навсегда отбив у него охоту сблизиться с женщиной, а у нее общаться с ним в дальнейшем…

 

  Возможно, для лишения невинности ему необходима была иная женщина, более легкого поведения, которая легко и профессионально осуществила бы эту процедуру.

  Или, если бы не состоявшаяся его любовница оказалась более опытной и терпеливой, эта его последняя попытка лишиться невинности стала бы вполне успешней, и страна не потеряла бы еще одну счастливую (или несчастливую) семью…

 

  Впрочем, не последняя – ему был дан еще один шанс, но это было много позже…

 

  Как-то гуляя по Крещатику, он зашел в булочную, купить батон – в этом магазине был всегда свежий, даже горячий хлеб. В это время он был без работы, и, между прочим, спросил у кассирши – не требуются ли их магазину грузчики. Кассирша отрицательно покачала головой, но в торговом зале случилась в этот момент директорша магазина – сорокалетняя незамужняя женщина, немало от того страдающая.

  Она запала на синеглазого красавца, нуждающегося в работе, решив таким образом решить сразу две проблемы – избавиться от прежнего грузчика (пьяницы и скандалиста), и приобрести для себя объект для услады своего страждущего тела. Она пригласила его в кабинет, и на следующий день он уже работал, заменив пьянчужку, грозно пообещавшего разобраться с ним после работы…

 

  Он пришелся ко двору и проработал в этой булочной долгие десять лет, пережив и директоршу, и всех кассирш, и охранника…

 

  Директорша не сразу накинулась на неженатого мужчину, легко узнав об этом из его паспорта, долго присматривалась к нему – непьющий, достаточно начитанный и развитой, он поражал директоршу своими познаниями (почему же он грузчик, и почему до сих пор не женат?). Она решила действовать исподволь, обещая ему в ближайшем будущем более престижную работу, если он “найдет” с нею “общий” язык.

  Увы, новый грузчик не торопился ухватиться за сказочные посулы, не понимая ее намеков и призывов, ровно относясь и к ней, и к другим работникам магазина. Она длительное время обрабатывала его, не находя отклика, и однажды, уже не выдержав, устав от намеков, решила разобраться с ним явным образом, предварительно напоив…

 

  После работы, отпустив охранника, она пригласила его в свой кабинет, где их ждал замечательный ужин с шампанским и коньяком, икрой и осетриной, а на десерт – ложе для любовных утех. Пил он неохотно и немного, оставаясь трезвым и непонятливым. Это ее раззадорило, но не устраивало.

  Тогда она приготовила ему (неосмотрительно переборщив) ерш из шампанского с коньяком, что тотчас же свалило его (мало привыкшего к алкоголю) с ног. Только зачем?..

  Он стал смешным и болтливым, лез целоваться и плакался, что страдает от одиночества. Пришлось ей самой раздеть его, он и не слишком сопротивлялся. Только толку-то!..

 

  Она не знала, что имеет дело с укоренившимся девственником, ее опыт не распространялся на такое. Возможно ей и удалось бы его раскрутить, да не с ее способностями!..

 

  Провозившись с ним до поздней ночи, она оставила бесполезные попытки его расшевелить, он же заснул тут же в ее кабинете, создав ей дополнительные сложности. Пришлось вести его пьяного к нему домой на такси. Здесь она осуществила последнюю безуспешную попытку соблазнения, в последствии навсегда оставив эту напрасную затею…

 

  С этого момента наш девственник навсегда потерял возможность и желание познать женщину, да собственно и интерес к ним…

 

  Если бы у него было свое дело, любимая работа, таланты, он сублимировал бы накопившуюся сексуальную энергию в увлечения, творчество, искусство, хобби, наконец!.. Увы, не было и этого, не сложилось!..

 

  …Не воспользовавшись своей последней возможностью лишиться невинности, он ударился в другую крайность – окончательно невзлюбил женщин, соприкасаясь с ними лишь по крайнему случаю…

 

  И надо ж было такому случиться, что в своей собственной (общей) квартире ему довелось жить с соседкой – также старой девой. Таким образом, в одной квартире собралось два человека, никогда не вкусившие сладостной отравы близости с противоположным полом. А это для одной квартиры – многовато. Нет, бы им объединить усилия и “осчастливить” друг друга! Но уж очень она была страшненькая…

 

  У нее выработался несносный характер – она постоянно ворчала, скрипела, на грязь в квартире, на шум, на беспорядок… Он долго терпел это, но с возрастом и его незлобивый характер изменился – он стал раздражительным и вспыльчивым. И однажды, не сдержавшись, стукнул ее в нос. Она – в крик, умывшись кровью: “Убивают, спасите!” Но в квартире они были одни…

 

  Со временем это ему понравилось, и теперь, когда он оказывался не в духе, он уже сам искал ссоры, провоцируя ее, что давало ему возможность время от времени отыгрываться на ней за все свои былые обиды и неудачи с женщинами…

 

  Это стало носить регулярный характер, и отчаявшаяся соседка спешно продала свою часть квартиры, и взамен ей в квартире появился амбал, на котором отрываться уже не представлялось возможным…

 

  …К своим пятидесяти годам он, наконец, пришел к Богу, не в том смысле, что принял его, осознал, нашел в нем поддержку. Нет, к сожалению, он не стал фанатом веры, что вполне могло бы было ему помочь в его неприкаянной жизни.

 

  По случаю, он устроился на работу в мужском монастыре в Феофании, где ему была предоставлена неограниченная возможность сколько угодно общаться с Господом …

 

  Не слишком уповая, он все же просил Всевышнего помочь ему найти себя, посоветовать, как жить дальше, отыскать смысл в его бесполезной жизни, но, увы, не получал свыше ни помощи, ни совета…

 

  А однажды, отчаявшись, просто попросил взять его к себе…

 

  Последнюю просьбу Господь удовлетворил, дав ему легкую смерть, поставив тем самым точку на еще одной не нашедшей смысла, никому не нужной жизни на земле!..





Комментарии:


^ Наверх


Интересные авторы:




  ©Я   Dleex.com Rating