Главная Авторы Проза Поэзия Память Поиск Вход
Кабинет

Дина Немировская.

ОЗВУЧЕННЫЕ ЧУВСТВА. АЛЕКСАНДР САХНОВ (26.04.1954-22.03.2011)

  АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ САХНОВ

 

  (26 апреля 1954 года – 22 марта 2011 года)

 

  24 марта 2011 года земной мир простился с солнечным Человеком, журналистом, поэтом, бардом Александром Сахновым. Этот очерк, написанный при жизни Александра, я размещаю на сайте не в качестве некролога, а как дань памяти моему давнему Другу. Пусть в сердцах наших остаётся он живым, задорным, улыбчивым. У читателей сайта Изба-читальня была и есть возможность познакомиться с творчеством Александра Сахнова на этой странице, где он размещал свои произведения в последний год жизни: www.chitalnya.ru/users/Gruzchik/

 

  «Войти и поделиться вдохновеньем», - наверное, за этим и пришёл в поэзию в середине семидесятых Александр Сахнов. Многие из участников выездных семинаров молодых литераторов Нижнего Поволжья сегодня с удовольствием вспоминают, как более двадцати лет назад после строгих критических обсуждений, набиваясь в тесные гостиничные номера и душные вагонные купе человек по двадцать, под тревожный перестук ночных колёс, под равнодушное мерцание холодных звёзд чужих городов они возвращались в родную Астрахань, в свой «тихий город с речными песнями гудков», радостно прислушиваясь к мелодичному перебору струн сахновской гитары.

  Для целого поколения его романтические, чуть озорные песни тех лет – про ветер с запада и юную машинистку, ждущую из армии своего парня, про грифа и льва, окруживших баобаб, и вымершую лошадь Пржевальского – это воспоминания о юности, такой же задорной и светлой, как ранние песни и стихи Александра.

  В его творчестве изначально переплелись две стихии – строки стихотворных строф просили гитарного аккомпанемента и, невзирая на то, что приезжавшие в семидесятых годах в Астрахань редактор альманаха «Поэзия» Николай Старшинов и заместитель главного редактора «Молодой гвардии» Борис Леонов советовали молодому литератору определиться с выбором – стихи или авторская песня – Сахнов остался верен своему бардовскому призванию. Он – поэт поющий, и когда читаешь его сборники, приходится напоминать себе, что его стихи – не просто стихи, но ещё и песни.

  Именно в бардовском жанре Александру удалось добиться собственного стиля и индивидуальной образности. Его песни трудно спутать с чьими-то другими: они всегда нетривиальны, как и сахновская манера исполнения.

  В так называемые «годы застоя» гитарная песня оставалась для него, как и для многих, отдушиной, которая позволяла «сохранять лицо», говорить, не прибегая ко лжи.

  С середины семидесятых Сахнова запели студенты, инженеры, туристы. Его имя сегодня назовёт в Астрахани, да и не только, любой молодой человек с гитарой.

  К Сахнову, лауреату многих конкурсов авторской песни, популярность пришла задолго до выхода книг. Многие годы он возглавлял астраханский клуб самодеятельной песни «Дельта», за музыкальные творческие успехи стал лауреатом премии «Артиада-97», дипломантом Волгоградского фестиваля авторской песни, в мае 1999 года занял первое место на довольно престижном фестивале авторской песни в Курске «Соловьиная трель».

  Бардовская песня по воздействию на аудиторию много сильнее авторского чтения стихов, в чём неоднократно убеждала наполненность зрительских залов на сахновских концертах.

  Вместе с тем Сахнов – прежде всего поэт. Его открытия литературны, основная сила – в слове. Его лучшие песни берут не столько мелодией или манерой исполнения, сколько яростью стиха.

  Александр Сахнов родился в Астрахани 26 апреля 1954 года. Работал грузчиком, отделочником на мебельной фабрике, электромонтажником машиностроительного завода «Прогресс», монтировщиком сцены в одном из городских театров. Учился на факультете русского языка и литературы Астраханского пединститута и на философском факультете Ленинградского университета, после чего работал учителем сельской школы Красноярского района Астраханской области, корреспондентом газет Приволжского и Енотаевского районов, «Ахтубинской правды» и «Комсомольца Каспия», был редактором Астраханского научно-методического центра социологических исследований и малого предприятия «Книга» в Красном Яру. В 1988 году закончил обучение в Университете Дружбы Народов имени Патриса Лумумбы и приобрел специальность журналиста-международника, переводчика с английского языка.

  На протяжении многих лет Александр возглавлял пресс-центр мэрии Астрахани, работал в городской администрации. Затем был пресс-секретарем астраханского регионального объединения общественной организации «Яблоко» и редактором общественно-политической газеты «Астраханец». Всегда активно выступал в прессе: его стихи и очерки появлялись не только в печатных органах родного города, но и в столичных изданиях, а также на Кипре в переводе на греческий язык.

  C 2001 по 2005 Александр Сахнов был редактором газеты "Жизнь - Астрахань". Издавал литературный журнал «Зелёный луч», где публиковались авторы вне зависимости от литературной клановости и пресловутой признанности в «верхах». Очень многим именно Сахнов помог стать услышанными и узнанными. На страницах журнала постоянно публиковались интереснейшие произведения, притом далеко не только астраханцев. Многое было сделано Александром Сахновым для публикаций Юрия Селенского, светоча астраханской литературы. В честь Юрия Васильевича журнал-альманах и получил название «Зелёный луч». Последнее время Александр Владимирович Сахнов работал в волгоградском информагентстве "Высота 102", представляя его интересы в Астрахани.

  Первые выступления со стихами в печати Сахнов начал довольно рано, ещё в юношеские годы. Среди поэтов-волжан, опубликованных на страницах альманаха «Поэзия» семидесятых, он – самый молодой автор.

  Ещё раньше областные газеты начали публиковать его стихи, полные светлого лиризма:

 

  В по-ночному сумрачной Вселенной

  Дождь ведёт до капли откровенный,

  Искренний, душевный монолог.

  Пыльный день устало вспоминая,

  Словно кошка, дремлет мостовая

  У его худых и длинных ног.

  Звонких капель шумное паденье,

  Есть в тебе и смех, и сожаленье.

  Есть в тебе доверчивость и боль.

  Говорить неправду не умея,

  Ты звучишь, и кажутся беднее

  Все стихи и песни про любовь, -

 

  В статье «Проламывая времени тоску» редактор «Горожанина» Герман Коломенко справедливо отметил, что в поэтическом сборнике Сахнова «Эхо» ни одно стихотворение не вторит другому. У автора лиричных и одновременно с этим афористичных строк («Грех скучен, исповедь – подавно», «Не излечит собственную душу только тот, кто Богом позабыт») «десятки лиц и характеров – от библейски строгих до поразительно беспечных, но не бесцельных. Он не торопится нас поучать, призывать, воспитывать, мобилизовывать или, на крайний случай, звать за собой… Нет, он бросает в нас строки, где мы узнаём себя, своё окружение, встреченных на своём пути. В этих стихах есть магия, повинуясь которой не скоро удаётся уйти из мира, то зорко увиденного автором, то придуманного им. И настолько убедительно, что трудно отличить – где явь, где фантазия. Эхо – отражённый звук. Оно способно только повторить сказанное кем-то».

  Эту роль и взял на себя поэт, который честно признаётся: «Преодолев сомнение сплошное, сочится, словно сок из-под коры, мой голос – эхо лёгкое, смешное…»

  Стихи Сахнова наполнены общением и раздумьем, они открыты жизненным впечатлениям, но счастливо лишены поверхностного взгляда на жизнь. Из-под его пера выходят строки и весёлые, и озорные, и горькие сразу: «От века суждено учить поэтам, учить других, но только не себя».

  Читателю в таких стихах дорог прежде всего юмор, умный, иногда разящий, но никогда не злой. Сахнов зачастую переходит от открытой исповедальности до желания снизить пафос насмешкой, до здравой критики чужих и собственных преувеличений и заблуждений. Его строки сплошь и рядом самоироничны, а это в нашу нахрапистую эпоху самовлюблённых литераторов – большая редкость:

  Я перестал себя любить, как это грустно.

  Себя любить – весьма приятное искусство!

  Бывало, думаешь: какой же я хороший,

  Не то, что эти окружающие рожи.

 

  Автор стремится вдохнуть радость жизни в других, слишком «строгих и мрачных». Ведь «трава растёт, не думая, а река бежит нечаянно», и «звёзды светятся высокие, как бы тучи их не застили». Он против хандрящих нытиков, хотя сам шутливо признался в предисловии к одной из книг, что она посвящена «медитации, релаксации, рефлексии и самокопанию автора» на протяжении целых трёх лет. Темнота его лирических строк носит временный характер, ибо «она таит в себе тепло, как антрацит, и разгорается в рассвета красоту». Не пройти мимо этой красоты, увидеть чудо в обыкновенном будничном дне и призывает Сахнов.

  Наряду с этим в его поэзии присутствует то непоказное неравнодушие, с которым автор остро реагирует на несовершенство мира человеческой природы. «Разделим поровну ответственность за всё, что с нами и не с нами совершилось», - призывает Александр. Такова его жизненная установка: не прожить бесследно и не во имя собственного тщеславия, а на пользу другим людям. Каждой строкой он пытается вести читателя вслед за своим внимательным и зорким взглядом, останавливая его буквально на всех, в том числе и на страшных реалиях российского бытия, где в девяностых «разразилась новая война, развалилась мощная держава, раскололась крепкая страна».

  Поэта-гражданина волнует судьба России, её настоящее и будущее. Ему свойственно писать «на злобу дня», поэтому так много строк его сборника «Енот» (1996) посвящено чеченской трагедии – войне без правых и виноватых.

 

  Когда Сахнов говорит:

 

  Ваша сила нужна, ваша добрая сила,

  чтобы мак не алел посреди ковылей,

  чтобы снова война матерей не слезила,

  чтобы в русской земле не искать сыновей, -

 

  он обращается не только к участникам «слёта поисковых отрядов», но и ко всем своим читателям, перед чьими глазами с неприкрытой очевидностью предстают разбомбленная грозненская площадь «Минутка», от которой в считанные минуты «осталось название одно» и недавние, свежие в памяти события ужасающей бойни, когда стреляли «друг в друга рождественской ночью здесь, в России, в Чечне, а не за рубежом», когда горели в танках воины-армейцы, «потому что приказ, потому что пока не поймёт командир командира никак».

  Со страниц сборника «Кораблики» снова повеяло светлой теплотой и романтической сентиментальностью раннего Сахнова. Мир поэта по-прежнему яркий и живой «для любящего взора» и над родным, воспетым им городом всё так же «алым парусом встаёт» солнце. Стихи его очень астраханские, какие-то щемяще-родные:

  А Волга плещется о дебаркадеры,

  туда-сюда по ней спешат моторки-катеры,

  и рыбаки с мечтательными лицами,

  как я, в садке братаются с туристами.

 

  Лирический герой то бродит «по улице Селенского», а то накопает «червей дождевых», наловит «окуней полосатых» и потом угощает ухой и домашней наливкой «дев симпатишных».

  Как отметила в предисловии Людмила Фёдорова, «сегодняшний дар Александра Сахнова такой же горячий и весёлый, вот только улыбка его иногда слишком грустная. Что ж, грусть не самое плохое состояние на свете…»

  Эта грусть ещё более заметна в сборнике «Свет проходит», автор которого уже не пишет «друзьям весёлых драм», однако не впадает в уныние, ведь «обретают свободу не с грешной – только с чистой душой!»

  «Ну что ты скажешь миру, бард?» - задаёт Сахнов вопрос себе, и в нём, желающем вырваться из пут отчаяния, настойчиво «зреют кислорода стихи-поплавки».

 

  Александр Сахнов, в творчестве которого неизменно живо «что-то радостно-полётное, безмятежно-вольное» советует нам «на потом не откладывать счастье», чтобы «жизнью восхищаться не заканчивать».

  У него «есть гитара и рюкзак, и друзья в запасе». Ему «светят звёзды с высоты и в пути легко».

  Его поэзию, как мечту, не нужно «стремиться понять вполне», ибо сахновские стихи, а особенно песни, не поддаются строгому анализу, их стоит просто читать, а ещё лучше – слушать в авторском исполнении под гитару.

 

 

 





Комментарии:


^ Наверх


Интересные авторы:




  ©Я   Dleex.com Rating