Главная Проза Поэзия Память Поиск Вход
Кабинет

Владимир Храбров.

Бетховен

  Была тишина. Звучал инструмент,

  Настроенный еле-еле.

  Не всё ли равно, как звучал в тот момент

  Клавир? Ну, на самом деле?

  Была тишина. Божественный звук.

  Ни шума вокруг, ни сплетен.

  Клавир прогибался под тяжестью рук,

  Аккордам, веля — звенеть им!

  Паркет содрогался, входя в резонанс,

  Он чувствовал это телом,

  Но в комнате тёмной была тишина

  Хоть звуки творить хотел он.

  Да, он в тишине кромешной творил

  А может быть это лучше?

  Ведь пенье богов, трепетанье их крыл

  Он внутренним ухом слушал.

  И воздух посредником уху его

  Не мог быть уже до смерти.

  Он слышал все то, что не мог до того

  Услышать в себе, поверьте.

  Молчал для него тот фальшивый агент,

  Который доносит звуки.

  В его голове звучал инструмент,

  Неведомый для науки.

  Признайтесь, ну кто не хотел хоть бы раз

  Оглохнуть для лжи и сплетен,

  Чтоб лесть, словно ржа, не точила бы нас,

  Чтоб слухи не били плетью?

  И он для того, очевидно, оглох,

  Чтоб той суеты не слушать.

  Ему повелел по призванию бог,

  Чтоб слышал он только душу.

  И в музыке светлой и чистой его

  Не слышу я сладкой фальши,

  Которая в воздухе затхлом живёт,

  Нам жизнь, отравляя нашу.

  И я всякий раз удивляюсь тому,

  Лишь слышу его сонаты,

  Что музыки той, что подвластна ему

  Мир грешный не знал когда-то.

  Она — продолжение той тишины,

  Которая вечным фоном

  Звучит за порогом всех звуков, и мы

  О ней, Бесконечной, помним.

 

  18 Декабря 1999 г.

 

  Рисунок автора - 1977 г.

  При создании композиции использована запись сонаты в исполнении Марии Гринберг

  www.chitalnya.ru/work/18035/

 





Комментарии:

Пётр (2010-05-25)
Ядовитая сладкая фальшь в затхлом воздухе - круто, Владимир!
Поневоле оглохнуть можно...
С улыбкой, П.К.


^ Наверх


Интересные авторы:




  ©Я   Dleex.com Rating