Главная Проза Поэзия Память Поиск Вход
Кабинет

Иван Власов.

ЛЮБОВЬ ЗЛА...

  Не многим дано любить. А она любила!

 

  Любила преданно и беззаветно, забыв о себе, близких, обо всем – как в последний раз!

  Ее любовь (недоступная пониманию) обрелась и жила не “благодаря”, а “вопреки”…

 

  Впрочем, любовь сама по себе абсурдна и непостижима!

  Противоречит природе, здравому смыслу, порождая, увы, не восторги и наслаждения, скорее страдания и боль!

 

  Любопытно и легко наблюдать любовь со стороны, пока не зацепит саму.

  Чаще всего избранники подруг видятся недалекими, ущербными, нестоящими, непривлекательными.

  Твой же кажется самым-самым – замечательным, красивым, необыкновенным. Лишь удивляешься – почему подруги не замечают этого? А они понимающе улыбаются, переглядываются за твоей спиной, а иногда и открыто выражают неодобрение…

 

  Она никак внешне не выказывала свою любовь, но если любимый чем-то радовал или ждала скорая встреча с ним, ее не узнать – лицо светилось, глаза лучились, она становилась удивительно привлекательной.

  В этот момент она могла все – делать неожиданные подарки, наносить комплементы, говорить добрые светлые слова, смеяться от души, петь, танцевать, летать, счастье из нее фонтанировало, вызывая зависть и сожаление.

 

  Когда же встреча неожиданно откладывалась или переносилась, она тотчас же менялась. Становилась мрачнее тучи – глаза тускнели, плечи опускались, лицо старело, словно ее постигало глубокое несчастье.

  Забивалась в уголок, где бы ее никто не трогал, болезненно переживая вольный или невольный обман любимого.

 

  Ее молодой человек (много моложе ее) возможно и любил ее, но по-своему – эгоистично и необязательно, а точнее позволял любить себя.

 

  Она же по крохам собирала свою любовь, отбирая у сына, близких, подруг, и несла ему с открытым сердцем, дарила, ничего не требуя взамен.

 

  Он милостиво принимал, не зная, что с ней (любовью) делать, спотыкался, пинал ногами, наступал, переступал.

  Пользуясь своим положением, был склонен к обману и делал это на каждом шагу.

  А она и обманываться-то была рада, могла месяцами бесплатно на него работать, давать ему деньги взаймы без надежды на возврат, ехать к черту на куличики, надолго оставляя сына одного, только бы увидеть…

 

  И без остатка отдавала себя любимому, превознося, возвышая, делая значительным – ЧЕЛОВЕКОМ!

  Человечек же маленький превращался в комарика – она этого не замечала…

 

  Смиренно делила его с другими женщинами, что, естественно, влекло последствия.

  Любила его молодое, упругое, плотное тело, дарила ласку и нежность, всячески ублажая.

  Ее откровенные ласки нравились ему, снисходительно принимал их, пробуждался, и тогда она, наконец, получала в ответ немного любви, нежности, страсти.

  Любил по молодости эгоистично и неумело, даже не пытаясь сдержать себя, редко доводя ее до любовного экстаза.

  Она не сетовала – ей и этого доставало. Молодой любовник тотчас засыпал, она же еще долго переживала незавершенную близость, нежно целуя, лаская уставшее молодое тело.

  Как же она любила его в эти минуты!

  Он казался таким слабым, беззащитным, хотелось укрыть его своей любовью, как покрывалом, закрыть от невзгод, бед и несчастий...

 

  А ему это вовсе и не было нужно.

  Молодой, энергичный, напористый, он шел по жизни легко и непринужденно, отметая нравственные принципы и чувства, мешавшие ему.

  Ее любовь тяготила его, утомляла, хотя без нее ему, пожалуй, чего-то недоставало – возможно, он недополучил в свое время материнской любви и заботы?

 

  Но порой на него вдруг находило, и она получала от него крохи любви, скупые знаки внимания, отмеренные дозы нежности, с трудом пробивающие сквозь коросту бесчувствия и равнодушия, тогда она пребывала на вершине счастья.

 

  В основном же он демонстрировал свое безразличие, нелюбовь и бесстрастие.

  Она обижалась, неделями не звонила, заставляя себя забыть его.

 

  Но не могла сдержать, любовь прорывалась наружу, делая ее невменяемой, она теряла голову, роняла достоинство, прятала гордость и, терзаясь унижением, летела к нему по первому зову, выпрашивая внимание, выжидая ласковый взгляд, вымаливая доброе слово.

 

  Для нее любовь стала соломинкой, она цеплялась за нее, и казалось, убери ее – что останется?

  Она бы потеряла смысл существования.

  Ее счастье было северным сиянием, миражом – нечто зыбкое, призрачное, далекое, исчезающее, но какое же прекрасное, светлое, и как хотелось до него дотянуться!

 

  Почему женщина не умеет любить двух мужчин?

  Она не стала исключением – любила лишь одного, о сыне забыла.

 

  Мальчик это чувствовал и отвечал тем же, становясь неуправляемым.

  Он вошел в подростковый возраст, когда к нему требовалось повышенное внимание.

  Увы. Из отличников скатился в троечники. Стал прогуливать уроки, она этого не замечала, не до того!..

 

  …Ее любовь постепенно превращалась в тяжкое хроническое заболевание, от которого не находилось лекарств.

  Встречаясь с подругами, она все реже бывала веселой – чаще молчала, уходила в себя. Неулыбчивая печальная маска укрыла ее лицо, легко передавшись сыну, заражая жилье, вызывая жалость и сожаление. Глаза потеряли былой блеск, стали безразличны и пусты, и только внимательно присмотревшись, можно было разглядеть в них глубоко затаенную боль, непреходящую тоску, смертельную муку.

  Но вдруг вспышки света озаряли ее лик, делая удивительно светлым, чистым – проступала влюбленная душа…

 

  Спрашивала себя:

  – Ну что в нем такого, что так зацепило ее, не отпускает?

  Молодой? Да!

  Ласковый, нежный? Крайне редко!

  Высокий, стройный, красивый? Отнюдь!

  Умный, талантливый? Нисколько!

  Хороший любовник? Никакой!

  Честный, порядочный? Ничуть!

  Интеллигентный? Какое! Матершинник и грубиян!

  Щедрый, добрый? Увы!..

 

  Но ведь любила же и ничего не могла с собой сделать!..

 

  Она не завидовала легкой, быстро сменяющейся любви подружек, хоть и страдала от женского одиночества, недостатка мужского внимания, перебиваясь случайными встречами с любимым, но не любящим…

  Понимая, что дни их любви сочтены, она покорно и обреченно ожидала развязки…

 

  Ну что в этой истории такого уж замечательного, невероятного?

  Обыкновенная, каких полно, один любит, другой пользуется.

  Да вот неожиданно получила продолжение, увы, драматическое…

 

  II

  Как такое случилось?

  Вспышка любви вместо предрекаемого финала!?

  Она не могла понять, не верила в собственное счастье.

 

  Не знала, бедная, что попала в круг его финансовых интересов.

  И их любовь (умело подпитываемый обман) разгорелась с новой силой, отобрав у нее остатки разума.

  Нет, он не стал альфонсом – она не была богата.

 

  Просто задумал проект – создание собственной строительной фирмы.

  Денег на это она естественно дать не могла, а вот взять кредит в банке вполне.

  Почему бы ему не получить кредит самому? Не получалось (не хотел?), то ли в силу подпорченной репутации, то ли еще чего…

 

  Пришлось ему разыграть возгорание любовного интереса к ней. А она и обманываться рада (в который уже раз!).

 

  Он абсолютно точно все рассчитал.

 

  Бумаги на кредит в банке она подписывала в состоянии помутнения рассудка, не понимая, на что себя обрекает.

  Впрочем, нет, понимала!

  Странная логика у ослепленной любовью женщины.

  Зависимостью от любимого (от его порядочности и честности) она решила привязать его к себе, продлевая, таким образом, их непрочную связь (хотя бы на срок погашения кредита)…

 

  Таких огромных денег она никогда не держала!..

 

  Может быть, вначале у него и были намерения погасить взятый кредит.

  Но как-то не получалось, хоть деньги зарабатывал и неплохие, им находилось лучшее применение, чем выплаты по кредиту, к тому же не своему…

 

  Договор с банком был составлен бездарно, неумело, да так, что невыплата по кредиту в течение года почти удвоила сумму долга.

 

  Она впала в панику, он же успокаивал – что с ней могут сделать?

  У нее несовершеннолетний сын, применить санкции не решатся.

 

  Решились (через год), вызвали в суд, определили окончательную (неподъемную) сумму долга, обязали признать его и приступить к выплате.

 

  На все ее попытки обговорить с любовником проблему погашения долга, тот отвечал отговорками, сокрушался, что денег у него нет, но вот-вот появятся.

 

  Видя, что ее мужчина не телится, сама стала потихоньку выплачивать небольшие суммы (выкраивала из семейного бюджета), показывая этим банку свои намерения рассчитаться.

 

  Банк почему-то с неохотой принимал выплаты, она, бедняга, не знала, что банку это и не нужно вовсе, такое положение дел (ее неплатежеспособность) его очень даже устраивало.

 

  Лакомый кусочек (ее квартира) – вот куда простирались его интересы, ведь сумма долга была существенно меньше стоимости квартиры.

  Предполагалось, что отобрать ее у наивной женщины не составит труда. Оставалось найти юридически грамотные обоснования для этого, и нанести решающий удар.

  Ну и ожидалось теплое время года, когда ничто уже не сможет помешать выбросить на улицу злостного неплательщика.

 

  Дальше события развивались стремительно.

 

  В середине весны она получила уведомление, что ее квартира арестована, и она уже не имеет права производить каких-либо действий с ней (продажу, обмен, дарение).

  Зато утешили (не издевательство ли?), что освобождена от уплаты за коммунальные услуги.

 

  Помчалась к своему любимому – что делать?

  Тот развел руками, мол, пока помочь ничем не может, сейчас расплачивается за строительные механизмы, но позже что-нибудь придумает.

 

  И не нашел ничего лучшего, чем предложить прокатиться на его недавно купленной машине (не смог не похвастаться).

 

  Это была новенькая Тойота, снабженная современной системой навигации с использованием ноутбука на передней панели.

  Долго объяснял, что может запросто определить местоположение машины, обеспечив оптимальную доставку в любое нужное место.

 

  Как же так! Она смотрела на него, точно впервые увидела.

  Не выплатил ни копейки по кредиту, а машину купил! И какую?

  Хвастается навигацией!

 

  Спросила – а не поможет ли его система навигации указать место, куда ее выбросят с сыном из арестованной квартиры?

 

  Утешил – не посмеют.

 

  Она впала в истерику.

  Это совершенно вывело его из себя. Остановил машину. Стал раздраженно выговаривать ей, что она бестолковая дура, что ей скоро пятьдесят, а она (мать одиночка) ничего в своей жизни так и не добилась, а он в свои тридцать уже руководит фирмой.

 

  Так ведь с ее помощью – возразила она.

  Тогда он стал пенять ей, что она неграмотно оформила договор с банком, и в этом он не виноват – пусть расхлебывает сама.

 

  В глазах ее от всего этого (от его слов) потемнело, почувствовала, что сиденье уезжает из-под нее, похоже, теряет сознание!

 

  Нет, все оказалось гораздо проще – переднее сидение машины приняло горизонтальное положение, превратившись в двуспальное ложе, предназначенное для любовных утех, предлагаемых ей очевидно в качестве компенсации…

 

  Находясь в полубессознательном состоянии, она не в силах была сопротивляться ему – он же принял это за ее готовность.

 

  Впервые овладевал ею без ее согласия и желания!..

 

  Нелепые телодвижения – ее голова болталась, как у марионетки.

  Единственная мысль – только бы не отключиться!..

  Похоже, этому кошмару не будет конца!.. Он сегодня неутомим…

  Господи, дай сил!..

 

  …Когда машина подъехала к ее дому, он предупредительно открыл перед нею двери. Она вывалилась, стала на четвереньки, ноги не держали – подумал, что устала от полученного удовольствия. Уж он-то постарался!

 

  Поднял, шлепнул по попке:

  – Звони!..

 

  Она как сомнамбула по странной траектории направилась к подъезду…

  Дверь лифта открылась, вошла и тут же сомлела…

 

  Пришла в себя – лежит на постели, сын мокрым полотенцем обтирает лицо, рядом – испуганная соседка…

  После этого телефон ее любимого замолк…

 

  В конце весны пришло уведомление-ультиматум, где в течение недели ей предлагалось освободить квартиру, теперь ей не принадлежащую.

 

  Набрала его телефон.

  На удивление сразу поднял трубку. Сообщила ему последнюю новость.

  Он посочувствовал.

  И это все?

  – А что ты хотела – любить молодого, и без потерь? Ты, старая калоша, думала бесплатно мной пользоваться? Знай, я тебя никогда не любил! Терпел, никакого от тебя толку! Надоела! Все!..

  – Так что ж мне делать?

  – Не знаю!..

 

  Вышла из дому и спокойно направилась к недалекому от их дома заливу Днепра.

  Вода холодная, не стала раздеваться, лишь оставила на берегу сумку и туфли.

  Вошла в воду под звуки любимой мелодии, звучавшей ниоткуда.

  Не думала, что это так сложно. Инстинкт самосохранения.

  Открыла рот, вода беспрепятственно заполняла рот, сколько можно пить!

  Наконец, сознание оставило ее…

 

  Музыка (какая красивая!) – она плыла, покачиваясь в такт знакомой мелодии, которую ни раз уже слышала…

 

  Что здесь (в этом другом мире) не знают иной музыки?..

 

  С трудом расплющила глаза – темень, почему здесь темно?

 

  Распростерта на земле. Ее била крупная дрожь.

  В лежащей недалеко сумке надрывался мобильник, разрывая тишину все той же мелодией:

  – Мама, ты где? Я весь вечер не могу до тебя дозвониться!

 

  Голос сына вибрировал от волнения.

  – Скоро буду, просто случайно убрала звук.

 

  Какое она имела право пойти на это! У нее – сын!

  Вспомнила – в этом же возрасте (сколько сейчас сыну), она лишилась матери. Неужели сын повторит ее судьбу?

  Поплелась, пошатываясь, домой…

  Сын встретил встревоженным взглядом.

  – Мама, нас выгоняют из квартиры? Я нашел письмо.

  С нее стекала вода, образовалась лужа.

  – Почему ты мокрая? Дождя ведь нет!

  Все понял.

  Взял на кухне нож, пошел к двери:

  – Я его убью!

 

  Повисла на его руке. Она понимала, что если выпустит руку, потеряет и сына.

  Юноша был сильней, но отчаяние придавало ей силы.

 

  Борьба завершилась лишь тогда, когда сын увидел стекающую по ее руке кровь – она держалась за лезвие ножа, боли не чувствовала…

 

  – Хорошо! – сказала она, – идем!..

 

  Переоделась, собрала вещи, документы, деньги, на первое время, из холодильника забрала остатки еды, сложила все это в сумку, вышли – вернутся ли обратно?

 

  До строительной площадки, где работал любимый, идти было далеко.

  Транспорт не ходил – ночь.

  Шла и не верила – неужто они обречены?

  Сделала сына бомжем!..

  Лишь под утро дотелепались.

 

  В открытой сторожке спал пьяный сторож, остальные вагончики на стройплощадке были заперты.

  Завтра откроют – где еще им жить!..

 

  Сдвинули сторожа к стенке, сели на топчан, сын прикрыл глаза, засопел…

  Она совершенно не знала, что будет делать, хотела просто посмотреть в его глаза.

  Любимые глаза!

  Любимые? Она почти физически чувствовала, как любовь хлещет из нее…

  Незаметно задремала…

 

  Двери сторожки медленно отворились, впустив утренний свет.

  С трудом раскрыла глаза.

 

  Он!

  Увидел ее, сумку, спящего мальчика, хотел развернуться, уйти.

  Столкнулся с ее глазами.

  И увидел в них такое, что отвести взгляд был не в состоянии.

 

  Понял – терять ей уже нечего! Пойдет на все!..

 

  – Хорошо! Я все устрою!..





Комментарии:



^ Наверх


Интересные авторы:




  ©Я   Dleex.com Rating